roar22 (roar22) wrote,
roar22
roar22

Categories:

Собираем по крохам истинную российскую историю



Когда монголы, ставшие татарами, добрались до Москвы, у них не было букв. Говорить говорили бегло, даже взахлеб, но не писали. В отличие от них, их восточные братья и сестры, те, что добрались до Пекина, быстро овладели китайской азбукой, благо в той было от силы триста букв, но родную речь забыли начисто: по свидетельству китайских хронографов, родными они оставили себе лишь окончания глаголов второго лица, из которых произошёл мат, как мы его знаем, – а остальное утратилось на века, и только сейчас институт языка в Улан-Уде пытается восстановить свое языковое прошлое, надеясь сделать из него монгольский вариант иврита, но пока реставрировали первые пятнадцать синонимов для лошади. А вот ордынские татары, повторяем, на своем наречии говорили гладко и без пауз.

К чему эта прелюдия? К тому, что, когда Главный Батыр всея Орды услышал из поганых уст князя Тверского, что для сбора татарских налогов надо использовать литеры, он настолько возмутился, что велел незамедлительно посадить князя на кол. Не ведали татары ни букв, ни литер, и ведать не желали.

А приезжали князья московского ареала за ярлыком. При том старались по-русски зря не позориться, но поскольку всегда являлись парами, одного все равно сажали на кол, в то время как другой, получив ярлык, быстро сваливал, так и не раскрывши рта за время саммита. Заметим, что князья традиционно пахли, однако татары этого не замечали, потому что сами. А вот культурный дискурс Орде всегда был важен и интересен.

Два слова о дискурсе. Кол для древних татар – вещь священная, как для древних римлян фасции. Поэтому свои колья они возили с собой: за конницей шел специальный обоз, а местным древесным породам татары не доверяли, особенно русской осине, говорили, что хлипка на разрыв.

И вот прибыла пара из Твери. Главный Батыр посмотрел на обоих, смирно лежащих у него в ногах, и сказал, что не слышит новаций по поводу сбора средств на развитие монгольской конницы. Первый князь Тверской заявил, что удвоит, второй – что утроит. И как ты утроишь? – хитро прищурившись, спросил Главный, восседавший на горе из сёдел в позе "Родэн на унитазе".

Тут фишка в том, принялся вещать второй, чтобы отличить наших, и он показал рукой на хана, от не наших, и он показал рукой на первого. Хан заинтересовался, сдвинув малахай из кашемира на затылок: это как? – Очень просто, хане, продолжал вещать второй. Надо на всех нацепить литеры. (Хан вздрогнул.) Первая буква – значит, монгол или татарин, наш человек. Вторая литера – князь или княжна, это смотря с какой стороны. А третья – все остальные. Видит застава на дороге, кто идет, – и с уважением приветствует, или просто кивает головой, ну или делает свое разбойное дело, как испокон веков принято на Мокше. Так мы все налоги и соберем. И даже утроим!

Хан выслушал про три буквы, снова водрузил малахай на место, ближе к лобному темени. А у самого в глазах так и бегает, так и бегает – вроде как в окошке игрального автомата, поскольку слово литеры ему не зашло, нет таких у монгольских завоевателей. Меж тем бросили лежачим пару блинов с лопаты – те и схватились смертным боем. Больше затоптали, чем съели. По монастырям так и написали: "перва руска масляница".

Думал же хан лишь о том, хватит ли кольев. Нынешний запас подходил к концу по случаю осенней распутицы. Скакать скачем из Красноярска в Казань можно, а волочить волоком никак нельзя. И махнул рукой: сажайте болтуна на осину! Так и посадили, пока он блин дожевывал. Тверской же народ потом двести лет хвастал: нашего-то на татарску жердь надели, не то что вашего на московску, слава-то кака!

Так закончился первый этап борьбы князей московского ареала, то бишь мерзи и коми, с татаро-монгольскими захватчиками. А звали того героя, посаженного на фейковый кол из Красноярска, Данила Веждые Очи, сын великого князя Клязьминского, повелителя боевых вепсов, единственного из рода Рюрика Безродного славянина половецких кровей в удмуртском окружении Тверского каганата. Этого Данилу потом сделали святым, не снимая с кола. Ну как Христа бога вашего – не снимая с креста. Та же история, просто пиара меньше.

Tags: диалоги, рускимир
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments