roar22 (roar22) wrote,
roar22
roar22

Categories:

крестик Сталина




Достался он Сталину от крестного отца, горийца Цахи Менгрули, известного в ту пору разбойника на севере Картлийской долины, который банки брал голыми руками и ничего не боялся. Ростом Цахи был выше двух метров: рассказывали, он турка съел в боях под Арзрумом. И действительно, при взгляде на него любой понимал, что внутри богатыря спокойно поместится целый турок и еще место останется.

Для полноты картины добавим: постоянных товарищей для налетов он себе не заводил, говорил крайне мало, молчал даже в самые критические моменты – в бою ли, в постели, и женщины были от него без ума. Последний пункт самый важный, хотя любили они его далеко не за одно молчание!
Именно это и было причиной, по которой ему чаще других доставалась роль крестного отца. Дело в том, что, согласно поверью, некогда распространенному по всей Гагмамхари, но главным образом по городкам и селам вокруг монастыря Джвари, если крестным отцом ребенка поп почему-то пригласит его физического отца, то новорожденный той же ночью скончается в страшных судорогах. Вы спросите, как отец может быть крестным? Правильно, по церковному уставу не может, и ни разу такого не случилось. Но в том-то и фишка! Если ребенок – от любовника, позовите любовника в крестные отцы и посмотрите, что будет.

Так или иначе, Цахи Менгрули оказался на крестинах первенца в семье сапожника Бесо Кривого и самолично повязал на шею младенца выкрашенную в свежей свиной крови шерстяную нитку с невзрачным латунным крестиком. Первую ночь малыш так и провел – в бардовых кровяных пятнах по всему телу. Потом, возмужав и перейдя из простых бандитов в ряды бандитов-революционеров, Сталин решил, что от той свиной крови и пошла его рябая оспа, но крестик не выкидывал, а всегда носил при себе.

Расстался он с ним, когда в первой сибирской ссылке воспылал кавказской страстью к девице по фамилии Кузакова. Та не соглашалась на интимную связь, пока ухажер не пообещает жениться. Ухажер обещал, поклявшись в присутствии местного священника и дав ей как залог своего негасимого чувства нательный крест вместе с алой ниткой. Через несколько лет в Цюрихе этот крест ему вернул один товарищ по партии, который тоже прожил ссыльный год в Сибири и квартировал у той же Кузаковой, сообщившей ему по большому секрету, что понесла от Сталина. Так и сказала: понесла. Да еще попросила передать папаше культовый предмет как доказательство того, что любит и ждет. Сталин даже не спросил – мальчик или девочка, крестик молча принял и сунул в карман тужурки. А товарищ после революции куда-то пропал. Убили, наверное, в тяжелых боях на Царицынском фронте.

Продолжение сюжета. В мае 1922 года, при своем первом посещении советской Грузии, Сталин проездом из Тифлиса заехал в Гори, где провел несколько совещаний. На второй день вышел по утру на улицу в сопровождении своих ближайших соратников – Камо, кажется Микояна и прочих активистов – и направился прямиком к Цахи Менгрули, который, как оказалось, никуда из своего города не переезжал.

Шли не спеша, окруженные толпой мальчишек, которые истошно орали: "Сталин идет к Цахи! Сталин идет к Цахи!" На балконы выбегали домохозяйки и спрашивали, по какому поводу шум, после чего громко оповещали своих мужей и соседей: "Сталин идет к Цахи!" Через несколько минут весь город знал, куда идет Сталин. На улицу вышли даже намыленные клиенты парикмахерской грека Салоникиди, которые так и застыли в вечном грузинском раздумье – пойти со всеми к Цахи или вернуться в кресло и дать себя добрить.

По тем временам Сталин еще не курил трубку, поэтому шагал, пыхтя дешевой папиросой. Наконец пришли к дому, где обитал Менгрули. Остановились метрах в тридцати, минут пять постояли молча. Все смотрели на Сталина, тот чего-то ждал. И тут дверь в доме Менгрули отворилась и на пороге возник сам великан. Он постарел, обрюзг, но был все так же огромен и, судя по глазам, бесстрашен.

Взглянул Цахи на Сталина издалека. Узнал, хотя с чего бы это. Криво улыбнулся, произнес: "Как дела, сынок?" И тут же, не дождавшись ответа, вернулся в дом, плотно прикрыв за собой дверь.

Сталин стоял, не шевелясь. В руках дымилась папироса, ко рту он ее не подносил. Кадр, достойный камеры Иоселиани.

Получается, что Цахи – все-таки его отец! И пусть даже не отец, поскольку плевать было Сталину, кто его родитель, а вот то, что несколько секунд назад при всех его мать назвали потаскухой – этого он не ожидал. Хотя, если не лукавить, именно за этим и пришел. Разве не так, Коба?

Еще Сталин не шелохнулся, как Камо вполголоса спросил: расстрелять? Главарь шайки большевиков не ответил, но на обратном пути – в сопровождении тех же соратников и оравы мальчишек – вдруг сказал другу, чтобы всех присутствующих срочно переписали на один лист с указанием имен и адресов. Через месяц от тех соратников и тех мальчишек не осталось следа. Вместе с Камо. А Цахи Менгрули, говорят, ушел в горы и больше его никто не видел.

Где-то в природе существует особый список лиц, в руках которых тот крестик побывал. Последним в списке значится Путин, ему о тайной вещице Сталина донес комендант. С той поры русский президент носит его на себе как талисман исключительно в критические дни. И это, конечно, странно, потому что официально Путин декларирует приверженность науке и прогрессу, а крест, вроде, атрибут веры. В то время как Сталин считал себя закоренелым атеистом и не верил даже в индустриализацию и раскулачивание. Хотя несколько раз крестик все-таки нацепил.

В первые дни войны проносил его в нагрудном кармане серого мундира. Да перед самой смертью надел на шею, думая, что это спасет его от невыносимой рези в животе и обильной рвоты. Так и скончался с крестом на красной нитке поверх ночной сорочки. Берия крестик с него снял, что не осталось незамеченным другими товарищами, и после расстрела Берии крестик, по настоянию Хрущева, отнесли в Мавзолей, где он был запихнут под одежду сталинской мумии. Так и покоился в укромном хладном месте, пока трупу не пришел срок переезжать в крематорий, а оттуда в кремлевскую стенку. По внутреннему уставу службы Кремля, комендант стенки должен был взять у коменданта усыпальницы опись предметов, "подлежащих перевозу". В перечне стояло: "тело – одна штука, вставные зубы – три штуки, один рыжий парик миланского мастера Chitto", все это набрано на машинке, затем от руки: "список одежды на верхней части объекта до пояса прилагается", и карандашом, неразборчиво: "один крест на нитке", впрочем пометка зачеркнута. Так ученые сталинологи узнали о тайном крестике. Тело с зубами и перечисленной одеждой были преданы сожжению, а крестик выкраден комендантом стенки. Теперь он у Путина.

Носит его Путин крайне редко – как и Сталин, но все же носит! Когда надо лететь на самолете. Или прибыв на саммит, куда раньше приглашали. Или когда однажды услышал салют над Москвой и решил, что юнкера снова подняли восстание, залез под стол и стал судорожно извлекать крестик из запасного кармашка на кальсонах, а когда пронесло, притворился, будто карандаш искал. Охранник нашел, говорит: этот, Владимир Владимирович? Считай, кроме того охранника, земля ему пухом, собаки породы колли да бывшей жены, нательного креста на Путине никто не видал.

Если якутский шаман прорвется на Красную площадь, сталинский о́берег на свиной полуистлевшей ниточке тоже будет надет – не сомневайтесь. А ведь, если честно, ценности в нем никакой. Кроме исторической. Ибо являет собой косвенное свидетельство, что мать Сталина была шлюхой. Да кого это теперь интересует!

На фото вверху: иногда смотришь на наш мир и думаешь: когда б мы знали, из какого прекрасного места приходит срань господня, не ведая стыда


Tags: диалоги, куклы, ленин, прочтите, рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments